Алгоритм написания политического текста

contenПервым и главным элементом спичрайтинга, в особенности политического, является отказ от собственного “я” спичрайтера в ходе его работы над текстом. От хорошего спичрайтера требуется уметь мыслить на языке заказчика, не забывая при этом о своей персональной ответственности за создаваемый текст. Ведь именно от этого качества, степени погруженности автора в описываемые проблемы и явления во многом определяется эффективность деятельности и эффектность личности выступающего.

Поскольку конечным потребителем создаваемой речи все же остается ее заказчик, то наиболее продуктивной формой его сотрудничества спичрайтера является совместная работа над текстом. Основной задачей спичрайтера в этом процессе становится содействие автору в выражении его идей словами, которые нашли бы отклик у слушателей.

Не менее важным элементом является определение основной ролевой функции выступающего, того как он себя позиционирует. Понимание данного обстоятельства позволит спичрайтеру готовить текст, основываясь на конкретной речевой манере выступающего.

Роль выступающего может быть как единой в процессе всего выступления, так и разделена на микророли, учитывающей потребности всех категорий слушателей, присутствующих в аудитории. Для политического деятеля универсальна типология ролей в качествах “вождя”, “отца” и “учителя”, подробно описанная в соответствующих источниках.

Роль “вождя” предполагает не просто текущее управление страной, но и наличие конкретной глобальной цели, к которой политик-вождь ведет свой народ, находясь с ним в тесном эмоциональном контакте. Для речи такого лидера акцент приоритетен на доводах к чувствам и эмоциям общественности.

Роль “отца” ставит лидера во главе страны, как большой семьи. Политик, как старший в доме, берет на себя ответственность за происходящее в обществе. Такая роль характерна для авторитарных правителей, речь которых должна апеллировать к логическим доводам.

Политик в роли “учителя”, в своем выступлении выступает в качестве идеолога общественности, используя доводы к морали и этике.

Готовя текст выступления, спичрайтер должен понимать, что в чистом виде эти роли встречаются редко, поэтому важно определить место выступающего в указанной системе координат и на основе этих данных создать речевой имидж политика, чтобы в будущем его речь была узнаваемой.

Третьим ключевым элементом подготовки будущего текста выступления является четко сформулированный явный тезис выступления, который желательно усилить метафорой.

Подобный прием скрытого сравнения позволяет сделать речь более образной и лучше донести ее до разных категорий слушателей, усилив воздействие на аудиторию.

В выступлении президента США на 64-й сессии Генассамблеи ООН в 2009 году явный тезис о достижении ситуации в мире исторического момента ассоциируется с метафорой об открытии новой главы в книге: “Мы достигли поворотного момента. Соединенные Штаты готовы открыть новую главу международного сотрудничества – главу, в которой признаются права и обязанности всех государств”.

Кроме явного тезиса выступления и включенных в него тем, можно выделить еще и неявные тезисы. Все прямые слова спикера, его заявления и рассуждения выступают надстройкой к основному посылу речи. Этот посыл и состоит из неявных тезисов, отражающих мировоззренческую позицию, скрытые намерения и суждения оратора.

Если проанализировать предвыборные речи ораторов, то помимо явных призывов голосовать за кандидатов, они будут содержать и неявные тезисы о недостатках соперников, оценочные высказывания по поводу их деятельности.

Эти тезисы читаются между строк и формулируются с помощью стилистических, риторических приемов, графических средств и логических посылок. Подготовка речи спичрайтером позволяет оформить неявные тезисы заказчика таким завуалированным образом, что они не только окажут необходимое воздействие на адресата, но и будут содержать минимальное количество поводов для полемики по вопросу обсуждения.

Проанализируем отдельные тезисы экс-президента России Дмитрия Медведева на ранее упомянутой 64-й сессии Генассамблеи ООН в 2009 году.

“Нынешняя сессия Генассамблеи ООН проходит в крайне ответственное и непростое время. Мы, без преувеличения, переживаем один из переломных моментов развития современной истории.

Кроме экономического кризиса, первого масштабного кризиса эпохи глобализации, мировому экономическому и мировому развитию в целом продолжают угрожать региональные и локальные конфликты, терроризм, трансграничная преступность, дефицит продовольствия и изменение климата. Последствия кризиса, несмотря на то что он замедлился, продолжает ощущать на себе большинство стран мира.

И хотя самого тяжёлого сценария удалось, по-видимому, избежать, по-прежнему открытым остаётся один вопрос: каким образом будут преодолены огромные, накопленные в мировой и национальных экономиках дисбалансы и дефициты – дисбалансы и дефициты, которые измеряются триллионами долларов”.

Несмотря на очевидность объективного изложения фактов, эмоциональный фон отрывка – негативный. Трижды употреблены слова “кризис” и “дефицит”, то есть налицо акцентирование внимания аудитории на этих явлениях, путем их повтора. Ощущение неуверенности и нестабильности подчеркивают обстоятельства “по-видимому” и “по-прежнему”.

Описывая ситуацию как “крайне ответственное время”, брать на себя ответственность оратор не спешит, поскольку помимо кризиса подрывает стабильность “терроризм, преступность, изменение климата”. Налицо создание образа невинной, беззащитной жертвы, неуверенной в своем будущем.

В конце приведенного фрагмента задан “вопрос”, стилистически оформленный как предложение, о том, что четкие пути выхода из кризисной ситуации еще не найдены.

Таким образом, успешное использование риторических приемов помогает выразить скрытые посылы выступающего, подав их под таким углом, чтобы аудитория эмоционально поддержала говорящего, ощутив себя с ним на одной стороне баррикады.